Мобильная версия
сайта

Жизнь прихода

Библиотека

3D-тур
по храму
          

Пятая беседа: «Боговоплощение»


скачать pptx, pdf

1. Вступление.

1.1. Цель сотворения человека.

Бог призвал нас из небытия для того, чтобы мы разделили с ним Его блаженное бытие и имели полноценное общение с Ним. Но мог ли Адам, даже будучи совершенным, но всего лишь человеком, полноценно общаться с Богом? Очевидно, что полноценное общение могут иметь существа со схожей природой. Так, Лица Святой Троицы пребывают в общении друг с другом, будучи одной природы. Природа Адама, хоть и несла в себе образ природы Бога, но, тем не менее, оставалась иной по отношению к ней. Это как если бы мы посадили в класс обезьяну, одели ее, дали ей тетрадь и ручку для конспектирования беседы. Понятно, что никакого полноценного общения не вышло бы. Почему, спросим мы? Потому что наши природы, сущности разные. Для полноценного общения либо мы должны снизойти до уровня обезьяны, либо обезьяне надо стать человеком. Так, замысел Творца относительно человека не ограничивается приведением его из небытия и наделением своим образом и подобием. Окончанием замысла Творца о человеке является таинственное соединение своей Божественной природы с тварной человеческой природой. Этим соединением несоединимого, тварного с нетварным, ограниченного с бесконечным, завершается замысел Творца о человеке и открывается дверь в блаженное бытие с Богом и в Боге. Уму непостижимо, что обоженная природа человека становится схожей с божественной природой, с той лишь разницей, что Бог есть Бог по существу, а человек становится богом по благодати. Понятно, что человек сам не может обожить себя принятием природы Божественной, как и обезьяна не может своими стараниями и подражаниями соделаться человеком. Поэтому Бог принял решение принять на себя человеческую природу. Говорят так: «Бог стал человеком, для того, чтобы человек стал богом».

Кроме того, Бог, сотворив человека, не оставался сокрытым от него, а наоборот, «представился» человеку, познакомил человека с Самим Собой. Это называют откровением, открыванием Бога Самого Себя человеку. И в свете ранее сказанного становится понятно, что наиболее полным это откровение становится возможным именно в соединении божественной и человеческой, природ, т.е. в Боговоплощении.

Итак, говоря о Боговоплощении, мы ничего не сказали пока о грехе. Из сказанного видно, что вовсе не грехопадение человека послужило толчком к Божественному решению о воплощении, а в этом заключался изначальный замысел Творца.

1.2. Первородный грех и последствия греха.

Однако, случилось так, что человек, будучи обманут дьяволом, утратил понимание о Божественном замысле, о том, к чему и каким путем призван, и решил пойти к той же, как ему казалось, цели, но другим, обходным, безтрудным путем. А в чем заключался тот «труд», который предопределил Бог Адаму с Евой на пути к Себе? Это соблюдение Его заповеди, причем мы понимаем, что само по себе ее соблюдение не могло обожить Адама. Но люди избрали другой путь, воспротивились воле Творца и поверили дьяволу больше чем Богу. В этом заключается тот самый первородный грех, который передается от Адама до сего времени. Возникает вопрос, тот вопрос, на который не смог себе правильно ответить несчастный Каин. Ну, согрешил отец-Адам, ну а я то тут причем? Ответ на этот вопрос заключается в понимании человеческой природы и того, что с ней произошло в момент отречения прародителей от Бога.

Итак, по изначальному замыслу Творца, человек представлял собой существо, пребывающее в двух мирах – в духовном и в материальном. В его строении имела место строгая иерархия: дух, душа и тело. Дух это животворящая сила души, то самое дыхание духовной жизни, которое Бог вдунул в Адама. Дух был добровольно погружен в Бога, душа следовала духу, осуществляя умственную, чувственную и желательную деятельность, тело подчинялось душе, проявляя ее в материальном мире. В тот момент, когда Адам принял решение стать богом «в обход» Бога, его дух, не желая более пребывать в Боге, оторвался от Него. Будучи сам по себе, без Бога, слаб, дух не мог более увлекать за собой душу, и она, связанная с телом, стала увлекаться уже не духом, а им, телом, которое тяготеет к земле, поскольку из нее взято. Случилось то, о чем предупреждал Адама Бог. Случилась смерть. Отрыв души от духа называется смертью духовной, и это случилось с Адамом в тот же момент по отречении от Бога, отрыв души от тела называется смертью физической или телесной. Причем смерть это вовсе не «наказание» Божие, а лишь следствие непослушания Адама. Таким образом, следствием греха является смерть – повреждение изначальной природы человека и невозможность богообщения. Идя против Бога, человек шел против своего призвания, против того бога, который не где-то там на облаках, а того, которым должен был стать сам. В таком состоянии человек уже не мог являться полноценным насельником двух миров – духовного и материального, обрел дебелость, грубость, страстность, мертвенность, тленность и доныне живет в основном лишь жизнью материальной. Духовная же жизнь стала малодоступна человеку и чрезвычайно трудна. К ней человек вынужден теперь себя понуждать, настраиваться на нее.

Итак, случилась беда. Образ Божий, заложенный в человеке, развалился. Знал ли Бог наперед об этом? Конечно, знал, ведь Он всеведущ. Но, тем не менее, это случилось. Мы знаем, что Бог есть Любовь. Как такое может быть одновременно? Лишь в том случае, если зная наперед о том, что человек согрешит, Бог взял бы ответственность за это на себя. И Он взял. Предвечно на совете Святой Троицы было решено не «выбрасывать» испорченного грехом человека обратно в небытие, а исцелить его вернуть прежнее состояние и даже дать несравненно большее – обожение. Кроме того мы также знаем, что Бог неизменяем, и грех человека не мог изменить замысла Творца, о котором сказано ранее. Однако, исходя из того, что случилось в действительности, Боговоплощение стало иметь целью не только обожение, но и искупление от греха и его следствия – смерти. И далее о том, как происходило Боговоплощение.

2. Воплощение Бога Слова и природа Иисуса Христа

2.1. Благовещение и Рождество.

У ворот рая Бог обещал грешному Адаму спасение. Дал ему первое Евангелие, первую благую весть о том, что придет Спаситель, Который будет семенем жены и сотрет главу змия. Эту информацию праведные люди несли через века от Адама до Авраама, и далее, до новозаветных времен, носителем этой информации был еврейский народ. «Семя жены сотрет главу змия» - читаем мы в библии. Как такое может быть, ведь семя бывает только у мужчины? Этому удивилась и Пречистая Дева Мария, когда в день, который мы празднуем 7 апреля, архангел Гавриил сообщил Ей благую весть о том, что Бог избрал Ее для прихода в мир обещанного еще Адаму Спасителя. Ее избрал Бог для созидания той плоти, в которую собирался облечься Сам. Бог не понуждал к этому Деву Марию, как мы видим из евангельского чтения, Богородица дает свое смиренное согласие: «Се, раба господня, буди ми по глаголу твоему». И далее Дух Святой находит на Нее и сила Всевышнего осеняет Ее. И от Ее пречистых девственных кровей зарождается Спаситель, то самое обещанное семя жены. Невмещаемый Бог вмещается в девственной утробе. Этому событию, как сказано в акафисте ужасается даже архангел Гавриил – «и воплощаема тя зря, Господи, ужасашеся». И мы до сих пор ужасаемся этому таинству и исповедуем Деву Марию как Приснодеву, зачавшую без мужеского участия. Кроме того мы величаем Ее как «сущую Богородицу». Это значит, что младенец Ее с момента зачатия во чреве есть Бог – второе Лицо Святой Троицы, Сын божий. Бог, воплощаясь, освятил своей природой все состояния человека, все возрасты – и внутриутробный и младенческий и отроческий и т.д. вплоть до полноты возраста. Бог не просто воплотился, а именно вочеловечился, то есть стал истинным человеком, во всем подобным нам кроме греха.

Следующим событием является собственно Рождество Христово, в котором Спаситель нетленно, то есть, не нарушая девства матери, является в мир. Существование на земле такого человека, как Дева Мария показывает нам, что человеческих сил может хватить максимум на то, чтобы не давать поврежденной природе (первородному греху) действовать и производить грех личный. Дева Мария – единственный человек за всю историю человечества, не имеющая личного греха, несмотря на обладание грехом первородным. Ибо зачата и рождена Она была по обычному человеческому закону, имела отца и мать – обычных, хоть и праведных людей. Это максимум на что способно поврежденное человечество. Лишь одна из многих миллиардов смогла справиться с личным грехом, но и она не могла сама, лишь своей чистотой и праведностью восстановить разорванную человеческую природу и далее – соединить ее с природой Божественной. Мы говорим, что Мария – вторая Ева. Та, кем могла бы стать Ева. Предел совершенства Евы необоженой, но послушной. Для обожения, как мы знаем, необходимо было Боговоплощение.

2.2. Крестная жертва, Воскресение и Вознесение.

Сама жизнь учит нас тому, что понятие любви неотделимо от понятия жертвы. И действительно, если мы кого-то любим, то жертвуем собой ради того, кого любим, попирая собственный эгоизм и желания того, кого любим, ставим выше своих желаний. Мы можем представить себе понятие жертвы по отношению человека к человеку. В этом случае что-то убывает от того, кто жертвует и что-то прибывает у того, ради кого жертвуют. Как же представить себе жертву Бога, Который неизменяем, от Которого ничего не убывает и к Которому ничего не прибавляется? А, тем не менее, Любовь Его совершенна и жертва Его совершенна. Умом понять это невозможно. Лишь переживая следующие слова, можно сердцем коснуться этой тайны – «Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына своего Единородного…». Также, по словам апостола Павла, мы знаем о том, Сын Божий уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человеку, что тоже является жертвой Бога ради человека.

По словам того же апостола Павла, мы знаем, что если бы все завершилось лишь крестной жертвой, то это не спасло бы человечество от смерти и не завершило бы замысел Творца. Человечество убило Бога. Как это может спасти это самое человечество? Вот почему Павел говорит, что если Христос не воскрес, то тщетна вера наша. И мы говорим, что Христос искупил нас не просто страданиями и смертью, но страданиями, смертью и Воскресением Своим! Вот от чего Воскресение есть праздников праздник и торжество торжеств! Окончательная победа над смертью. И далее, как преизбыточество милости Божией – вознесение обоженной человеческой природы в духовный мир, на небо, и более того, разделение с человечеством божеской славы и власти. Человеческая природа в лице Иисуса Христа восстановлена, соединена с Божеской, да еще и «посажена» одесную Отца! Вознесением в теле Христа на небо, то есть в духовный мир, завершается реализация замысла Бога о человеке.

А какую природу принял на себя Христос? Поврежденную или целую? Ведь поврежденность природы наследуется от Адама, а Христос рожден без мужеского участия. Бог Слово принял поврежденную человеческую природу, и стал Человеком, во всем подобный нам кроме греха. Он принял то, что требовалось исцелить. Но важно то, что эта природа была в нем изначально обожена. А как Он ее исцелил? Строго говоря, Он ее и не исцелял. Скажем так, теоретически было два варианта: первый – уничтожить поврежденную человеческую природу, уничтожив само человечество. Второй - принять поврежденную человеческую природу на себя и уничтожить ее в Самом Себе. Поскольку Бог есть Любовь, то выбор варианта перед ним и не стоял. Итак, Своей смертью Спаситель уничтожил смерть, т. е. поврежденную человеческую природу и Своим Воскресением Он в Самом Себе восстановил ее.

2.3. Халкидонский догмат.

Кто же такой есть наш Спаситель? Бог или человек? Православная Церковь исповедует Иисуса Христа как Богочеловека. Истинный Бог – второе Лицо Святой Троицы, Сын Божий, ипостасно, то есть в одной личности, в одном Я, соединился с человеком. При этом Личность Христа, его Я – и есть личность Бога Сына. Христос имеет две природы – божественную и человеческую и две воли – свободную Божию и свободную же человеческую, которая во Христе добровольно, по любви, послушна воле Божией. Святые Отцы Собора IV-го, Халкидонского, собравшиеся в 451 году в количестве порядка 630 участников, определили догмат об образе соединения в Лице Господа Иисуса Христа двух естеств. Как говорят, две природы соединены во Христе неслитно, то есть в результате соединения не образовалось какой-то третьей природы, неизменно, то есть при соединении Божеская природа осталась Божеской, человеческая – человеческой, нераздельно, то есть разделить их после Боговоплощения невозможно и неразлучно, что значит, что так и останется навсегда. Во Христе не было того внутреннего конфликта, который побудил Адама пойти против Бога. Христос явил собой то, к чему был призван Адам, завершил Собой замысел Творца о человеке. Этот замысел - Богочеловечество. Христа называют вторым Адамом. Он, Христос, совершает все то, что не смог совершить Адам, и даже более того. И если Адам был непослушен даже в мелочи, в малом – всего-то требовалось не вкушать чего-то, то Христос был послушен даже до смерти крестной. Возникает невольный вопрос, ну а как это относится лично ко мне? Что же остается делать мне лично? Как стать причастниками этого спасенного, обоженного и прославленного во Христе Человечества, а точнее уже Богочеловечества? Как применить к себе это чудо на практике? Об этом подробно будут повествовать следующая беседа, в которой пойдет речь о Церкви и Евхаристии.

2.4. Спасение – дело синергии Бога и человека

Воплощение Сына Божия и Его спасительное дело не нарушает свободной воли человека. Искупительная жертва Христа и обожение усваиваются нами только в том случае, если мы хотим этого. Христос ни к чему не принуждает человека, но ждет от него добровольного и сознательного вступления на путь ко спасению. Как сказано в книге апокалипсиса «Се, стою у дверей и стучу…». Обожение, являющееся целью христианской жизни, достигается не сразу, а созидается в процессе постепенного и непрерывного духовного возрастания человека. Достижение цели христианской жизни во многом зависит от усилий самого человека, однако, само спасение — в руках Божиих. По словам апостола Павла – «не от подвизающегося зависит, но от Бога милующего». Говоря другими словами, человеческие усилия – это необходимое, но не достаточное условие для спасения. С другой стороны, промысел Божий, хоть и является достаточным условием, но сам по себе, без соблюдения необходимого условия не может спасти человека, против его воли. Таким образом, спасение является делом синергии — совместного творчества Бога и человека.

3. Причины Боговоплощения в свете учения св. отцов.

Далее рассмотрим, что думали святые отцы – учители церкви, размышляя о причинах Боговоплощения. Рассмотрим на примере учения следующих отцов Восточной Церкви: Афанасия Александрийского, Григория Богослова, Исаака Сирина, Максима Исповедника и Симеона Нового Богослова.

3.1. Афанасий Александрийский – обновление образа Божия в человеке.

В своем трактате «Слово о воплощении Бога Слова и пришествии Его к нам во плоти» Афанасий Александрийский, говоря о причинах Боговоплощения, обращается к понятию образа Божия. В падшем человеке образ Божий был помрачен, подобно тому, как изображение человека на доске, покрытой наслоениями грязи, перестает быть видимым. Для того чтобы восстановить изображение, не нужно выбрасывать доску: для этого необходимо, чтобы пришел тот, с кого писался портрет, и на старой доске лик был написан заново. Именно это и совершил Сын Божий: «будучи образом Отца, Он пришел в наши страны, чтобы обновить человека, созданного по образу Своему». Но образ Божий в человеке не мог быть восстановлен без уничтожения смерти и тления. Поэтому Слову Божию необходимо было воспринять смертное тело, чтобы при помощи его была уничтожена смерть и в людях обновился образ Божий. Однако Сын Божий не сразу по воплощении совершил жертву за всех, отдав тело Свое на смерть. Сначала Он, как человек, жил среди людей и преподавал им знание о Своем Отце, чтобы они пришли от идолопоклонства к богопочитанию. И лишь после того, как Он доказал Божество Свое делами, Он «приносит наконец, жертву за всех, предавая на смерть храм Свой, чтобы всех сделать свободными от ответственности за древнее преступление».

3.2. Григорий Богослов. Любовь – самоистощение (кеносис).

Григорий Богослов в своей трактовке догмата искупления делает акцент на любви Божией, которая была главной причиной Боговоплощения. Единородный Сын Божий был послан Отцом в мир для того, чтобы исцелить поврежденную грехом человеческую природу. Как мы уже говорили, следствием греха стала смерть. Но и само это было проявлением любви Божией, и в самой смерти содержалось скрытое благодеяние, так как она преграждала путь к распространению греха. Ведь вечное существование, бессмертие в таком болезненном, поврежденном состоянии – вот настоящее мучение. И «лекарством» от этой болезни стало Боговоплощение, оно стало поворотным пунктом в судьбе человечества: по своему значению оно, как считает Григорий, превосходит даже сотворение человека. Мы уже говорили о Любви Божией и о жертве, которую Он совершил ради нашего спасения. Говоря об этом, Григорий говорит об «обнищании» и «истощении» Божественной природы, но не в смысле ее изменения и умаления, а в смысле снисхождения до соединения с природой человеческой. То есть сам факт соединения природы Творца с природой творения говорит о добровольном самоунижении. Это называется словом кеносис.

3.3. Исаак Сирин. Любовь – главнейшая причина Боговоплощения.

В богословском видении Исаака Сирина Божественная любовь занимает настолько центральное место, что в его трактовке Боговоплощения на второй план отходят другие традиционные христианские темы, такие как искупление от греха и победа над смертью. Исаак, например, считает, что Сын Божий воплотился не ради оставления грехов и уничтожения смерти и даже не для искупления людей от греха, а только лишь ради явления любви Божией к человеку. Воплощение Бога произошло, как подчеркивает Исаак, без всякой просьбы со стороны людей. Оно было инициативой Бога и следствием Его безмерного снисхождения к роду человеческому. Воплощение Сына Божия, согласно Исааку, стало новым откровением о Боге в сравнении с Ветхим Заветом. Об этом мы уже сказали, ранее. В ветхозаветные времена люди были неспособны ни видеть, ни слышать Бога, это был удел лишь избранных людей – пророков. После же воплощения все это становится возможным. Кроме того, Исаак Сирин подчеркивает универсальную значимость пришествия Бога на землю и принятия Им на Себя человеческой плоти. Боговоплощение имеет прямое отношение и к судьбе всей вселенной и каждого отдельного человека. Иными словами, Бог воплотился не ради безликой массы людей, а ради каждого человека в отдельности.

3.4. Максим Исповедник. Боговоплощение – конечная цель творения.

В своих сочинениях Максим Исповедник неоднократно возвращается к мысли о том, что Боговоплощение было конечной целью творения. Боговоплощение ставится в связь не с грехопадением Адама, а с сотворением мира: весь мир, по мысли Максима, был создан ради конечной цели Боговоплощения. Человек же был создан ради обожения, и эта Божественная цель осталась неизменной после грехопадения. Данное учение отразилось и на исторических взглядах Максима, считавшего возможным разделить всю историю Божественного домостроительства на два периода: первый включает века, относящиеся к «таинству Божественного вочеловечения», второй — века, относящиеся к «благодати человеческого обожения». Боговоплощение, таким образом, рассматривается как поворотный пункт в истории человечества и всего мироздания: ради этого события все было приведено в бытие, и с этого события начинается путь творения к той цели, которая была предназначена Творцом на Предвечном Совете. Вместе с тем, следует заметить, что в восточной церкви причина искупления и обожения никогда не рассматривались в отрыве одна от другой.

3.5. Симеон Новый Богослов. Связь с Евхаристией.

Говоря о соединении со Христом в Евхаристии, прп. Симеон уподобляет его Боговоплощению. Он утверждает, что «таинство сие, явно для всего мира… бывшее во время воплощенного домостроительства Христова, таким же образом и после того совершалось и совершается в каждом христианине. Ибо когда мы приемлем благодать Иисуса Христа, Бога нашего, то соделываемся причастниками Божества Его, и когда вкушаем пречистое Тело Его…то бываем сотелесниками Ему и сродниками воистину». Совершается как бы «обмен»: Сын Божий, Который воспринял от нас человеческую плоть, дает нам свое Божество посредством Своей обоженной плоти, благодаря чему мы становимся сродниками Его. Нисходящая в таинстве Евхаристии благодать Божия так глубоко проникает человека и так тесно соединяется с душой его, что обнимает всю природу человека, срастворяясь с ней - это и дает преподобному основание называть людей сродниками и сотелесниками Бога. Благодаря причастию мы имеем в себе «всего воплощенного Бога».

4. Заключение.

4.1. Отличие христианского учения о Боговоплощении.

В заключении хотелось бы сказать несколько слов в защиту вероучения против тех, кто утверждает, что христианство «придумав» боговоплощение, не дало ничего нового, что, дескать и в древней мифологии боги воплощались. На самом деле, нет ничего общего в православном Боговоплощении с так называемыми боговоплощениями других религий. И христианство дало миру принципиально новое, дотоле неизвестное и человеческому уму непостижимое понимание Боговоплощения. Здесь есть несколько пунктов, если хотите, в защиту православия. Для начала давайте разберемся, кто такие языческие боги. В псалме 95-ом четко сказано «вси бози язык бесове». Так что Зевс, Аполлон, Вотан, Перун и Артемида и все остальные – суть бесы. Поэтому первым пунктом – причина воплощения, о которой мы так подробно поговорили. Для чего воплотился Истинный Бог, мы уже поняли, а для чего воплощались (если вообще воплощались) языческие боги-бесы? Да кто их знает. Бесы они и есть бесы. Чтобы, скажем, пакостить людям, или с их помощью удовлетворять свои похоти. Второе – это принятие истинного человеческого естества. Как сказал древний философ-язычник Эпикур – боги никогда не пойдут на то, чтобы сделаться людьми действительными. Ну, это и понятно, ведь сделавшись людьми, сии боги добровольно ввергли бы себя во власть и зависимость от стихий и страстей – холода, голода жажды и, в конце концов, боли и смерти. Кто из бесов на такое пойдет? Так что, если кто и «воплощался» то это была видимость, иллюзия воплощения, не истинное принятие человеческой природы со всеми, как говорится, вытекающими. И, наконец, третье – хронология. Боговоплощение в христианстве – конкретное историческое событие, тогда как мифология нет никакой конкретики. Есть и другие отличия, о которых подробно говорит в своей лекции профессор Осипов.

4.2. Литература.

1. Митрополит Иларион (Алфеев) «Христос. Бог и Человек», Издательство: "Эксмо" (2014), ISBN: 978-5-699-71119-2.
2. Архимандрит Тихон (Агриков) «Тайна Боговоплощения», Издательство: "Духовное преображение" (2013), ISBN: 978-5-905983-22-1.

1303

Календарь

24 июля 2017 г. ( 11 июля ст.ст.), понедельник. Равноапостольной великой княгини Ольги

сегодня

08.00 – Благодарственная Божественная Литургия. Панихида

16.00 – Вечернее полиелейное богослужение

ЗАДАТЬ ВОПРОС СВЯЩЕННИКУ
ПОМОЛИМСЯ ВМЕСТЕ

Объявления