Мобильная версия
сайта

Жизнь прихода

Библиотека

3D-тур
по храму
          

Семья как территория передачи отечественной традиции

Рассмотрение кризисных явлений в обществе, семье и культуре вынуждает нас говорить  именно о системном кризисе, т.к. он охватывает наше общество на всех уровнях, а не является ошибкой отдельных людей или следствием козней неких внешних сил.

Нравственный кризис современного общества с церковной точки зрения связан, прежде всего, с кризисом духовности. Нет, в данном случае речь идет не о том, что современные школьники меньше стали посещать музеи и изучать литературу. Под духовностью в данном случае нужно понимать открытость человека Небу, его желание откликнуться на Божий призыв и посвятить свою жизнь высшим целям и святыням.

В связи с этим священноначалие РПЦ призывает нас  трезво оценивать задачи, стоящие перед Русской Церковью.

Это отнюдь не  убаюкивающее тиражирование информации о церковных обычаях, которые в сознании современников устойчиво ассоциируются со стариной и археологией, а подлинно апостольский императив к вторичной христианизации Руси. Не фольклора, а живого союза со Христом не хватает тем ста миллионам россиян, которые, приняв крещение, стали членами Русской Православной Церкви. Были крещены, но не были просвещены. За прошедшие двадцать лет с момента получения свободы от оков богоборческого режима Церковь все еще не стала подлинной совестью народа, пока еще не ответила на вопросы наших современников. Не для всех Храм стал родным домом. Это направления нашей дальнейшей деятельности.

 Духовный кризис отражается в культурной, семейной жизни россиян, а также на формировании личности россиянина, как гражданина нашего Отечества. Ведь кризис общества может приводить к кризису личности, если личность живет по законам «мира сего», если в ней нет духовного стержня, который позволял бы плыть против течения, пробираясь сквозь все невзгоды  к обретенной цели жизни.

На современные вызовы Церковь призвана давать адекватные ситуации ответы, а не механически дублировать советы древних. Святые отцы стремились помочь, исходя из ситуации, в которой оказался человек, видя причины его проблем, и пути их преодоления.

Нам еще стоит осознать, в насколько новых условиях находится сейчас Церковь. Ведь в течение двух прошедших тысячелетий христианская проповедь обращалась к членам  традиционного общества, в котором человек формировался в совершенно иных условиях, и вел совершенно другой образ жизни, отличный от современного.

Вплоть до ХХ столетия наш соотечественник рождался в патриархальной семье, жил по послушанию главе семьи и в традициях своего рода и общины. В таком обществе даже без особых церковных санкций было принято уважать старших, перенимать их опыт жизни, и передавать его своим потомкам.

Вот этот-то механизм трансляции традиции и культуры теперь во многом разрушен.

Именно в семье ребенок естественным путем усваивает способность уважать иного человека, видеть в нем источник накопленного опыта и навыки перенимания этого опыта. Митрополит Антоний Сурожский в виде притчи описывает пути трансляции культуры, происходящей в семье: для того чтобы научить сына красиво писать, отец вкладывает его ладонь в свою руку и начинает вместе с ним выводить буквы. Если сын смиренно старается перенять опыт  своего родителя, то выходят красивые буквы, причем этот опыт обращается в навык, который позволит впоследствии сыну писать красиво и без помощи взрослого. Однако, если сын проявит бунтарство, передачи опыта не будет. Получатся каракули, которые останутся  достоянием сына и в будущем.

Вот этого смирения и уважения опыта иного человека как пути трансляции культуры так не хватает нам в нынешнее время.

Разрекламированные и завоевавшие умы людей принципы либерализма обратились и против души человека, и против его семьи, и против здоровья всего общества.

Понятие христианской свободы в постхристианском обществе было редуцировано к полной вседозволенности, что с учетом поврежденности человека грехом сделало его еще большим рабом своих страстей. Вместо желания дарить себя, казалось бы, взрослые люди смыслом своей жизни сделали борьбу за свои права. В итоге под влиянием набирающего обороты культа потребления наша смена окончательно теряет те ценности и святыни, которые искони позволяли человеку оставаться человеком.

В традиционном обществе священнослужитель призывал человека к освящению уже существующего института брака, к подвигу пожертвования собой не только ради самых родных, но того, кого принято называть ближним. Полученный в семье опыт безусловной любви помогал человеку включать в орбиту своей заботы сначала самих родителей, потом родственников, а позже и всех окружающих людей.

А настоящее время  характеризуется не просто кризисом семьи и семейных ценностей, но и забвением самого обычая вступать в брак. Во многих случаях семья вообще не создается: последнее десятилетие явило небывалое доселе стремление не регистрировать брак в ЗАГСе, а просто жить в т.н. «гражданском браке». Раньше это именовали внебрачным сожительством, а на церковном языке - блудом.

В традиционном обществе рождение и воспитание детей воспринималось не столько религиозным долгом и социальной обязанностью, сколько благословением Божиим, смыслом и цель жизни. А отсутствие или потеря детей воспринимались как гнев Небес.

Вспомним, как в известном рассказе о мудром Соломоновом решении тот приказывает разрубить ребенка надвое и отдать обеим претенденткам. Тогда настоящая мать согласилась потерять ребенка живым, чем допустить его гибель.

Современное состояние менталитета позволяет будущим матерям (под давлением будущих пап) расставаться с еще не родившимися малышами, исходя из соображений собственного удобства и  т.н. неблагоприятных социальных условий.

Понятно, что человек, не защищающий собственного ребенка, не может стать хорошим защитником чужих детей. Менее всего он соответствует идеалам доброго воина Святой Руси.

Полемика о допустимости искусственных абортов уже многие десятилетия является одной из наиболее дискуссионных. В вопросах жизни и смерти Церковь неизменно выступает на защиту человека, говоря о ценности человеческой жизни независимо от наличия тех или иных атрибутов, присущих сформировавшемуся и здоровому человеку.

К счастью при этом союзниками Церкви в данном вопросе выступают медики и биологи, утверждающие, что эмбрион имеет все характеристики человеческого существа, и поэтому его жизнь как уникального человека начинается с момента его зачатия, а не спустя многие недели или даже месяцы.

В последние годы в результате особой демографической политики  руководства нашей страны количество абортов немного сократилось, однако лишь экономические меры не способны радикально изменить отношение к жизни и смерти в сознании наших соотечественников. Здесь  необходимо искать решения в сфере церковно-государственного сотрудничества, по образцу нового антиалкогольного  проекта.

В случае аборта родители решают проблему, возникшую по их вине, за счёт ещё не родившегося ребёнка, который, в отличие от их самих, в создавшейся ситуации не повинен.

Смежной темой является проблематика рождения детей «для себя», когда молодая девушка или женщина сознательно стремится родить ребенка, не связав себя узами брака. При этом ребенок воспринимается опять-таки не как цель, а лишь как средство уберечь себя от одиночества и скуки, причем совершенно игнорируются потребности нового человека в полноценной семье.

Подобные тенденции свидетельствуют о том, что семья перестала выполнять свои прежние «функции»: мужчины и женщины больше не стремятся брать на себя бремя ответственности за супруга и будущих детей.

Но даже сформировавшиеся  семьи распадаются в 80, если не в 90 случаях из ста. Понятно, что родившиеся дети воспитываются в неполных семьях без участия отца (90% неполных семей - материнские семьи).  

Нежелание и неспособность мужчин и женщин соответствовать своим социальным ролям и Божию призванию приводит к распространению сравнительно новой формы  общественно-семейного устройства, которую можно условно обозначить как псевдо-матриархат. Большую часть детей в нашей стране воспитывают женщины, даже в полноценных семьях влияние отца на воспитание детей оценивается в большинстве случаев негативно.

Подобный перекос усугубляется тем, что еще в прошлом веке в образовательных учреждениях воспитателями и учителями в большинстве своем стали женщины. Несомненно, что они всеми силами пытаются передать детям свою любовь и ласку, однако нам необходимо признать, что лишь своими силами женщина мало способна быть полноценным транслятором опыта жизни для девочки и тем более для мальчика. Ведь детям любого пола необходима не только ласка и защита, не только набор теоретических знаний, но наглядный пример взаимодействия людей обоего пола.

Без опыта жизни в полноценной семье дети испытывают  потерю очень важных социальных и духовных стандартов. Именно в семье на путях взросления мальчик учится быть мужчиной, мужем и отцом. Сами по себе подобные навыки из ниоткуда не появляются. В равной степени и девочка приобретает свою идентичность через образ матери, что позволяет ей быть счастливой в браке и успешно растить своих детей. Более того, подросткам очень важно иметь перед своим взором именно союз любящих родителей, образ их преданности и верности, опыт совместного преодоления трудностей, чтобы в своей жизни транслировать именно семейный опыт, а не жизнь одиночек и неудачников.

Еще с советских времен для воспитателей и учителей самой хорошей девочкой было принято считать девочку активную и целеустремленную («комсомолку, спортсменку» и т.п.), а лучшим мальчиком был  тихий, неконфликтный и самый послушный.  Подобный перекос в воспитании именно в период взросления и породил то, что мы имеем сегодня.

С другой стороны, в неполноценной семье единственного ребенка воспитывают в большинстве случаев в атмосфере вседозволенности и потакания, порой переходящего в обожествление, к чему тот быстро привыкает и ожидает подобного отношения к себе от всех окружающих.

В итоге молодые люди во многих случаях теперь просто не способны жить в браке и воспитывать собственных детей. Для этого у них нет необходимых навыков и желания.

Вместо «школы благочестия и любви» семья превращается в союз двух эгоистичных людей, в фокусе потребностей и целей которых не стоит жизненная необходимость жертвовать собой ради «другого» в семье. На первый план выходят мотивы карьерного роста, обогащения и погони за удовольствиями, которых, как утверждает навязчивая реклама, каждый из нас достоин.

Как следствие, наши соотечественники не желают даже платить алименты (таких в нашей стране 10 миллионов , 2/3 разведенных женщин не получают алименты), а женщины почти разуверились в их помощи.

Нам стоит четко понимать и раскрывать молодежи последствия развода для души ребенка.

Диапазон изменений, проявляющихся в поведении детей после бракоразводных процессов, достаточно широк и непредсказуем. В связи с горькими переживаниями, страданиями и причиненной психике ребенка травме, боль может вылиться в замкнутость, курение, наркомании, насилии и даже суициде. В зависимости от возраста и восприимчивости ребенка последствия могут выливаться в необоснованные страхи, бессонницу, агрессию и частые нервные срывы, отображаться как проблемы в обучении и в общении с друзьями.

А подверженный рабству химических или сексуальных зависимостей человек вряд ли сможет стать участником научного, культурного или вообще любого прогресса. Такой человек вряд ли сможет воспитать своих детей и передать им необходимый запас знаний и навыков.

Видя в обществе подобные деструктивные тенденции, христиане могут по-разному реагировать и искать пути спасения.

Мы можем выделить три характерные ошибки реагирования христианина на «страшный мир»:

  1. Мы изменим этот мир (революционный путь)
  2. Мы убежим из мира (испуганный апостасией человек пытается минимизировать свои контакты с миром)
  3. Мы приспособимся к миру сему (либерализм и политика двойных стандартов, «без греха не проживешь»)

Подобные проблемы бывают и в православной среде, даже если люди участвуют в Таинствах, исповедуют свою веру, но мыслят так, как принято в секуляризованном обществе (по поводу семьи, воспитания детей, работы и т.д.).

Нужно признать, что некоторые православные христиане больше научились противостоять и бороться, чем являть положительный пример и быть «светом миру». Как верно подметил Бертран Рассел, «ненавидеть врагов легче и увлекательнее, чем любить друзей». Однако такая жизнь в борьбе приводит к душевному и физическому надрыву.

Отдельно здесь стоит отметить сложность трансляции собственно церковного опыта и культуры. Семидесятилетнее пленение Церкви существенно затруднило передачу эстафеты церковной жизни. «Мы не знаем нашего Православия», - так резюмировал эту сложность старец Иоанн (Крестьянкин).

В некоторых случаях влияние дисфункциональных семей усиливаются в результате ошибок воцерковления, когда без духовного руководства  юноша, например, ломает себя не там, где требуется. В итоге вместо греха ломаются в нем мужские качества (т.н. «яростная» деятельность души).  Отсутствие трезвого духовного руководства формирует из такого отрока не мужчину, отца и защитника-кормильца, а псевдосмиренного человека, «убившего» в себе все живые эмоции и силы.

Обозревая подобные кризисные явления, мы видим две основные задачи Церкви в настоящих условиях:

1) свидетельствовать об Истине и предупреждать об опасностях ложных путей (что решается достаточно успешно)

2) показывать действенные образцы как жить в современном мире.

 

Кроме указаний на образы канонизированных святых невоцерковленным людям важно являть живые примеры в нашей жизни. Мир дает свои образцы, а мы - свои.

 

На уровне церковного сообщества необходима взаимопомощь и обмен опытом (создание духовно-просветительских центров, обществ, объединений, клубов). Основы для такой работы есть на многих приходах нашей епархии.

Важно идти не по пути морализаторства, что совершенно отталкивает человека от вхождения в Церковь. Нам стоит аккумулировать опыт такого миссионерства, когда нецерковный человек видит красоту Православия, его глубокое знание путей достижения настоящего человеческого счастья и самораскрытия личности в творчестве и любви. Здесь можно в качестве примера указать на опыт митр. Антония Сурожского, беседовавшего с молодым неверующим человеком, желавшим повенчаться с девушкой. Общение этого человека с владыкой Антонием убедило его в том, что Церковь лучше понимает семейную жизнь, чем люди мира сего. В результате он не только понял, как правильно строить отношения в своей семье, но и стал воцерковляться.

 

Календарь

23 октября 2017 г. ( 10 октября ст.ст.), понедельник. Преподобного Амвросия Оптинского

сегодня

08.00 – Благодарственная Божественная Литургия. Панихида

16.00 – Вечернее богослужение

ЗАДАТЬ ВОПРОС СВЯЩЕННИКУ
ПОМОЛИМСЯ ВМЕСТЕ

Объявления